fbpx

 

Наши деньги идут на обогащение банкиров

Центральный банк Азербайджана объявил о снижении учетной ставки на 0,25%. Ставка снижена с 8,75% до 8,5%. В качестве факторов для обоснования своего решения ЦБА указывает на ситуацию с уровнем инфляции в стране, благоприятные внешние условия и обновленные макроэкономические ожидания. В принципе, в данном сообщении Центробанка ничего особенного нет, только на сей раз журналисты об этом узнали из сообщения Центробанка, хотя ранее его глава Эльман Рустамов сам извещал нас и обещал продолжать личное общение со СМИ.

 

Уже более года Центробанк продолжает свою политику, направленную на постепенное снижение учетной ставки. В принципе, общественность страны встречает каждое снижение учетной ставки с одобрением, но многие эксперты относятся к этому важному в финансовой жизни страны событию скептически. Мол, грош цена таким процедурам, ведь они на практике не оказывают почти никакого влияния на банковские кредиты.

Здесь требуется небольшое отступление. В разгар сильнейшего финансово-экономического кризиса, обрушившегося на Азербайджан в 2014-2015 годах, Центробанк резко взвинчивал свои учетные ставки, чтобы хоть как-то сбить волну, грозившую погубить все достижения последних лет в сфере экономики. И это было понятно. После восстановления экономики страны Центробанк предпринимает обратные шаги - по снижению учетной ставки, что вначале также казалось понятным. Ведь надо было как-то снизить кредитные проценты коммерческих банков, чтобы экономика страны могла продолжать свое развитие.

Но сохранялась странная картина, на которую не могли не обратить внимания эксперты. Что до кризиса и девальвации маната, что в самый разгар его, что после кризиса кредитные проценты практически не менялись. Как такое может быть, ведь малейшее изменение учетной ставки ФРС США приводит чуть ли к не революции на мировом рынке. Да, незначительные колебания учетной ставки ФРС действуют не только на кредитные ставки, но и на всю политику банков, да и экономики в целом. Конечно, Азербайджан – это не США, но и в других странах изменения учетной ставки не проходят бесследно.

Но у нас этого не происходит, словно кредитные проценты банков - это нечто, не зависящее от учетной ставки Центробанка. На деле же коммерческие банки являются лишь вторичными кредиторами, первичным же был и остается Центробанк. Это он выдает кредиты коммерческим банкам, которые ссужают ими потребителей, начисляя при этом свои проценты. Конечно, коммерческие банки имеют право поступать в соответствии с собственными интересами. Но это вовсе не означает, что они не должны считаться с заботой, которую старается оказывать им государство. Деньги-то им Центробанк дает государственные, и к ним надо подходить с государственных позиций. То есть банковские кредиты должны служить на пользу государства – нам с вами. Но уже который год пользу от такого подхода извлекают лишь банки.

Что же получается, с каждым разом Центробанк снижает стоимость выдаваемых банкам кредитов, но от них никто не требует снижения своих процентов. А наши общие деньги идут на обогащение отдельных банкиров. Руководители же всех финансовых госструктур, с которыми удалось нам беседовать, утверждают в один голос, что они бессильны против коммерческих банков. Выходит, что выдавать им ежегодно миллиарды манатов в виде дешевых кредитов они могут, а спрашивать с них за своеволие не могут. Но нужны ли нам такие госструктуры, которые не могут справиться с поставленными перед ними задачами по оздоровлению финансового рынка и насыщению рынка более дешевыми кредитами?

Хочется отметить еще один нюанс. Руководители этих структур в один голос утверждают: банки готовы давать и дешевые кредиты, но экономика их не берет. Интересная логика. Но им прекрасно известно, что даже самый дешевый банковский кредит сегодня требует более 10% годовых, а вообще-то они стоят вдвое, а то и втрое дороже. Какой же экономический субъект или частник сегодня имеет такую прибыль, чтобы и проценты заплатить, и самому заработать? Руководители госструктур ссылаются также на наличие в экономике страны монополий, которые не дают им работать как положено, будто борьба с монополиями не входит в круг их обязанностей и полномочий.

И тут подумалось, может, потому и не вышел на сей раз к журналистам главный банкир, без участия которого не представляется принятие такого важного решения, что ему тоже изрядно надоело отвечать на многочисленные их вопросы о бесполезности политики снижения учетной ставки. Нужен ли вообще такой инструмент, который не может оказывать влияния на банковские показатели? А ведь у журналистов возникают и другие вопросы. К примеру, зачем надо было объявлять о плавающем курсе маната, если он уже который год никак не может сдвинуться с места, где его крепко удерживает на якоре Центробанк? И почему Эльман Рустамов обещает поднять этот якорь лишь к 2020 году?  Можно и продолжить список вопросов, да не хочется обременять ими главного банкира, и без того озадаченного проблемами денежной политики страны…

Haqqin.az

Joomla Extensions