Заслуженная артистка Азербайджана Мелек Абасзаде рассказала в интервью VEDOMOSTİ.AZ о том, как переносит карантин, скучает ли по театру и почему у неё отсутствуют планы.

 -  Начнем, пожалуй, с того, как Вы переживаете карантин. Говорят, что у творческих людей он проходит особенно тяжко. Скучаете по театру, зрителям?

 - Ну, карантин, я на удивление, перенесла и пока еще переношу спокойно и терпеливо, потому что восприняла это как подаренное Свыше время для себя самой, на которое прежде, в повседневной рутине, увы совсем не было возможности.

 - Сегодня часто говорят о том, что коронавирус способствует переоценке ценностей. У вас изменился подход к жизни, изменилось ли что-либо в мировоззрении?

 - Переоценка, конечно же, есть. Ну во первых это процесс, который начался думаю в каждом из нас и пока он  еще продолжается, а плоды этого мы почувствуем спустя какое- то время, потому что лишь отступя на некоторое расстояние от прожитого нами нового опыта мы сможем его всесторонне проанализировать и полностью осознать.

Но то, что на многие вещи я стала смотреть иначе это неоспоримый факт. И не все что до карантина казалось важным и необходимым сохранило свою актуальность. Сместились акценты и все определенно поменяло ракурс. Взгляды на мир, на себя, на день вчерашний, даже на своих близких людей изменили свой угол зрения. И я пока нахожусь в процессе этих переоценок.

 - Театр теряет актуальность в современном мире? Он может идти в ногу со временем?

- Я не думаю,  что его величество Театр теряет свою актуальность. Этого не может произойти хотя бы по одной важной  и безусловной причине, ибо Театр это живое сиюминутное искусство, которое ценно тем, что в нем сегодня, завта и вчера никогда не повторяют друг друга.

Потому что на сцене всегда живые люди с их энергетикой и настроением, при всем их профессионализме, а в зале всегда новый зритель с теми же производными своего мировосприятия и сиювечернего настроя. И взаимодействие двух этих миров  всегда неповторимо. Само это взаимодействие уже само по себе один из ценных сторон таинства, которое происходит в стенах этого храма искусства.

Другое дело, что Театр вынужден быть более современным, стильным, более импульсивным и эмоциональным, потому что в наш век возможностей и стремительных скоростей люди требуют более ярких впечатлений и насыщенных чувств. Им важны и форма и содержание и стиль подачи и послевкусие. Значительно возросли  запросы и не меняться  для театра, который желает выжить, просто больше не представляется возможным.

- Особую популярность у зрителей, на мой субъективный взгляд, вы приобрели своим участием в спектаклях театра «Ибрус». Какой след он оставил у вас, каково было работать с Ибрагимбековым, покойным Фуадом Поладовым?

-  Мне сложно оценить где и какие роли мне принесли особую популярность, если это действительно так, но театр "Ибрус" безусловно, был для меня настоящим храмом искусства.

Работа с Рустамом Ибрагимбековым в каждом новом спектакле это всегда была школа театрального мастерства и сценического вкуса. Мы получали истинное удовольствие от ювелирности самого творческого процесса, потому что работали с Мастером. И этим словом Мастер, мне кажется все сказано. После учебы во ВГИКе, где это слово было знаковым, это определение личности для меня самое ценное , духовно емкое и надежное. А  все образы, сыгранные мною в спектаклях театра " Ибрус" остаются для меня особенно дороги и любимы.

Что же касательно сотрудничества с Фуадом Поладовым, это самое лучшее  качество честного и искреннего взимодействия с партнером, о котором можно было мечтать   на сцене, потому что Фуад Поладов на сцене всегда жил, а если и играл то никто пожалуй этого отличить бы не смог.

Писатель Натик Расулзаде сказал после смерти Фуада" Ушел Фуад Поладов и словно выключили   свет в комнате". И это было так точно сказано. Словно Он унес с собой большую часть света, что был в нашем мире Театра и Кино. Света благородства, мужества, скромности и достоинства. Уверена что в памяти своих коллег, как и  всех зрителей, Он навсегда останется таким, как Он жил, независимым и свободным от всех и всего, ступающим  по жизни свойственной ему широкой и гордой походкой, степенно  закуривая и вглядываясь в свою вечность. Таким я Его буду помнить и любить...

- Первое, что вы сделаете после карантина. Увидят ли вас зрители в новых постановках?

- Пока планов никаких нет. И это мне отныне кажется забавным, не иметь определенных планов, отпустить ход событий в его непредсказуемый и незапланированный ритм, полный сюрпризов.

Основной сверх план это то, что я  искренне влюблена в свою профессию. И он всегда неизменен. Кстати, в эту пятницу, 15 мая в 19.00 вечера на канале YouTube будет показан мой старый моно спектакль"Одинокий голос" Жана Кокто. Его поставил на сцене театра" Ибрус" около 15- ти лет назад Камран Шахмардан, с которым после у нас было еще несколько интересных совместных работ, в  том числе " Квартиранты ада" Эльчина и "Жаворонок" Жан Ануя, где я играла  Жанну Д'Арк. Оба спектакля уже давно вышли из репертуара, но в течении ближайшей недели 14 и 21 мая будут показаны в числе идущих в мае спектаклей РДТ на канале You Tube.

А что касается новых постановок, это, увы, зависит не только от меня. В Театре Русской Драмы за последние годы у меня не та степень занятости, которой хотелось бы. Но с некоторых пор, а особенно после карантина, я на все смотрю с присущим мне  философским спокойствием. Все будет так, как должно быть, потому что у Вселенной на наш счет всегда есть свои таинственные планы!

Портрет Мелек Абасзаде - работа художника Чингиза Аббасова


Яндекс.Метрика