Наступивший год постепенно начинает проявлять себя непосредственно и в политико-дипломатическом плане. Конечно, он для нас интересен в первую очередь, с точки зрения урегулирования нагорно-карабахского конфликта – наверное, в этом году у нас наконец-то будут реальные возможности, чтобы выяснить истинные намерения пашиняновской власти, потому что скоро начнется уже третий год «армянской бархатной» революции.

Пока предположим, что первый год нужен был им – «новым армянам» для завершения избирательных процессов в стране, т.е. для политического оформления вызовов «бархатной революции», - для проведения внеочередных парламентских и конечно, муниципальных выборов, хотя выборы в незаконном «нкр» состоятся только в этом году. И наконец-то в этом году выяснится: под чьим же контролем будет Нагорный Карабах; пашиняновской власти или же карабахского криминального политического клана?

Допустим, что второй год пришлось потратить на то, чтобы основательно познакомиться с самой проблемой, детально изучить внутренние и внешние аспекты проблемы, хотя азербайджанский президент назвал его годом «потерянных шансов». Надо сказать, что подобные оценки разделяют и не только местные, но даже международные политические наблюдатели, которые считают, что в прошлом году можно было заметно продвинуться в гуманитарном измерении конфликта…

Да, сами дипломаты, особенно, аналитики-международники утверждают, что на практике переговоров никакого плана Лаврова или Путина по карабахскому вопросу не было и, якобы, это всего лишь выдумка журналистов.

Спорить не будем. Но, видите ли, дело тут не в конкретных названиях и о них вспоминают лишь тогда, когда уже реально «пахнет» нобелевской премией. А в данном случае до столь высокой планки еще далеко.

Пожалуй, самым важным моментом в вышеупомянутом вопросе является то, что в последние года правления президента Сержа Саргсяна при посредничестве России шли довольно интенсивные переговоры по синтезу пакетного и поэтапного разрешения конфликта, то есть стороны при непосредственном участии Москвы старались найти промежуточный вариант разрешения конфликта.

Но им не удалось согласовать т.н. «промежуточный статус Нагорного Карабаха», по той простой причине, что, вот, уже тридцать лет «право народов на самоопределение» неверно, даже ошибочно трактуется армянами.

Во-первых, это право вовсе не предусматривает абсолютное отделение какого-то народа и исключительное провозглашение своей государственности – нет, самоопределение не есть только отделение.

Во-вторых, в нашем современном мире, особенно, после сепаратистских движений в Европе, право на самоопределение считается реликтом-остатком времен, когда еще существовали империи и колонии.

Теперь фактически нет империй и колоний. Современные государства проблемы народов и народностей стараются решить в соответствии с глобальными демократическими тенденциями, которые предполагают верховенства прав и свобод человека, нормального развития отношений гражданин-государство, наконец, сделав более прозрачными государственные границы в культурно-гуманитарном плане.

Думается с начала февраля у дипломатов будут возможности подробно обсудить эти проблемы. Многое будет зависеть, конечно же, от России, хотя мы отдаем себе отчет в том, что и положение Кремля тут не очень-то завидное: его критикуют с обеих сторон, и азербайджанцы, и армяне жалуются на то, что Кремль не оказывает давление на противоположную сторону.

Но, по крайней мере, старая аристотелевская логика показывает, что у одного того же вопроса не могут быть двух разных истинных ответов: Россия или должна занимать сторону справедливости и законности, или же играть роль «арбитра» между правдой и ложью.

Кроме того, на практике самой России уже были схожие прецеденты и как они разрешились, что было взято за основу (право на самоопределение или территориальная целостность) – это также всем известно. Со слов бывших и теперешних армянских политиков можно сделать вывод, что Кремль оказывает давление на Армению. Буквально, на днях премьер Никол Пашинян жаловался на то, что Москва в свое время заставила идти на серьезные уступки Сержа Саргсяна. Напомним, что в первые годы армянской революции то же самое утверждали отдельные российские политологи.

Мы вовсе не намерены опровергать или утверждать вышеупомянутое. Нет, нам кажется, что давление на Ереван должно продолжаться до тех пор, пока не будут получены конкретные реальные результаты. Да, именно, реальные результаты. Основным мерилом политики и дипломатии являются именно эти обстоятельства, в противном случае, было бы весьма трудно отличить дипломатию и политику от филологии…

Гусейнбала Салимов